Глава 17. О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

Сегодня в Макиавелли видят высочайший интеллектуальный авторитет, создателя одного из самых эффективных лидерских стилей, образец консультанта по управлению, теоретика социального конфликта. Надо выяснить, кто именно честолюбивее и потому опаснее для власть придержащего: Что для него полезнее: Достичь необходимой меры нетрудно, памятуя, что главное — не посягать на имущественные и личные права подданных. Для пользы дела он может даже казнить кого-то из родственников бунтовщика, но только не посягать на имущество. Люди мстят, как правило, только за легкие обиды и оскорбления. Позитивные стимулы должны цениться, только тогда они выполняют свое предназначение.

Сергей Лычагин «Макиавелли Н. Избранные произведения.»

Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков. Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность.

Отношение Макиавелли к христианской любви является Поэтому Бог действует силой, внушая людям страх, который они.

26, Что лучше для государства: Теоретически можно дать на это здравый и даже исчерпывающий ответ. В то время, когда студенты гуманитарных наук только постигали азы философии и политологии, в коридорах вузов ходили слухи, что книга итальянского мыслителя Никколо Макиавелли"Государь" является настольной в Администрации и у самого Президента. Совершенно очевидно, что существует значительное сходство между нынешним политическим режимом, нашедшим свое выражение в карательных законах, и учениями Макиавелли.

Коль речь заходит о жестокости и милосердии, то позволю познакомить вас с важными главами его книги. Эти строки веками давали государям возможность отходить от добра ради благих государственных целей. Перед нами сухие, точные, лаконичные, богатые мыслями слова: По этому поводу может возникнуть спор, что лучше: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности. Технология власти мудрого государя не слишком сложна, на современном языке это выглядит как известный метод кнута и пряника:

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю.

Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку.

Творчество Н. Макиавелли вызывает огромный интерес во всем мире с первой .. Поведением людей руководят два мотива - страх и любовь. то ему необходимо быть реалистом и лучше внушать страх, а не любовь.

Джонатан Пауэлл - Новый Макиавелли Тони всегда выигрывал в политических битвах. Гордону не удавалось остановить замыслы Тони - он только замедлял и усложнял процесс, и в итоге Тони не смог пожать плоды своих реформ, пока лейбористы оставались у власти. В целом период премьерства Тони отмечен прискорбной потерей времени и напрасной тратой усилий. Гордона называли"мягким левым" старой закалки; более левым, чем Тони,"настроенный" на представителей"Средней Британии", колеблющихся и потому способных создать перевес; называли справедливо.

Но бунтовал Гордон не по причине идейных разногласий. Он поставил себе единственный вопрос: Нашему вниманию Макиавелли представляет многих правителей,"приобретших власть злодеяниями"; один из них - сицилиец Агафокл. Пороки в этом человеке сочетались с"силой духа и телесной доблестью" [] ; власть он получил не по счастливой случайности, а в результате собственных стараний. Причем в процессе практиковал"убийство сограждан, предательство, вероломство, жестокость и нечестивость, а всем этим можно стяжать власть, но не славу" [].

Таким образом,"памятуя его жестокость и бесчеловечность и все совершенные им преступления, мы не можем приравнять его к величайшим людям" []. Гордон в конце концов добился своего.

Так говорил Макиавелли: о власти, лидерстве и технологии управления

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Однако стремится ли дрессировщик вызвать к себе любовь зверя Г-н Макиавелли так пишет об этом: «государь должен внушать страх таким.

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей.

Вергилий говорит устами Дидоны: , , .

ГЛАВА . О ЖЕСТОКОСТИ И МИЛОСЕРДИИ И О ТОМ, ЧТО ЛУЧШЕ: ВНУШАТЬ ЛЮБОВЬ ИЛИ СТРАХ

Блог о саморазвитии Никколо Макиавелли на протяжении довольно долгого времени был интересен людям, по большей части, как выдающийся политический мыслитель, стратег, писатель и историк. И на это есть свои причины. В своё время Никколо Макиавелли был секретарём второй канцелярии во Флоренции и заведовал дипломатическими связями республики, а также написал несколько значимых трудов по военной теории. Однако в наше время имя Макиавелли связано ещё и с теорией управления, а для специалистов в этой сфере он и вовсе является высочайшим интеллектуальным авторитетом, выступая не только в роли теоретика социального конфликта, но также и в роли прекрасного консультанта по менеджменту.

И сегодня мы постараемся разобраться в том, почему это именно так. Принципы менеджмента по Макиавелли На сегодняшний день специалисты, такие, к примеру, как крупнейший авторитет в области менеджмента Ричард Ходжеттс, говорят о четырёх базовых принципах Макиавелли, оказавших влияние на становление менеджмента:

Никколо Макиавелли. Никколо Макиавелли. Гораздо вернее внушить страх, чем быть любимым. Люди меньше боятся обидеть человека, который внушал им любовь, чем того, кто действовал страхом. Ведь любовь.

Если систематизировать суждения Макиавелли, то его философия управления приобретает вполне современное звучание. Дмитрий Алексеевич Гв, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Московского педагогического государственного университета. Идеи Никколо Макиавелли дали жизнь современной социологической теории элит В. Миллс и повлияли на автора теории менеджерской революции Дж. На него как авторитет и предтечу ссылаются теоретики бюрократии М.

Михельс , постиндустриального общества и политического прогнозирования Д.

«Государь» Н. Макиавелли

О милосердии и жестокости и о том, что лучше: Чезаре Борджиа считали жестоким, однако эта его жестокость восстановила порядок в Романье, объединила её, возвратила ей мир и согласие. Поэтому государю не следует заботиться о дурной славе жестокого, когда он хочет удержать своих подданных в единстве и повиновении, ибо, покарав для острастки немногих, он проявит куда больше милосердия, чем те, кто из чрезмерной любви к ближнему не решается пресечь беспорядки, чреватые грабежами и убийствами.

Ведь смута наносит вред всему обществу, а выносимые государем приговоры направлены против отдельных лиц. Но среди всех властителей новому государю невозможно избежать обвинений в жестокости, поскольку новую власть окружает множество опасностей.

опыт, Макиавелли советует государю, что всегда вернее внушить страх, что когда-то возвышенные человеческие отношения — любовь, дружба.

Тем не менее тот, кто проявляет щедрость, чтобы слыть щедрым, вредит самому себе. Ибо если проявлять ее разумно и должным образом, о ней не узнают, а тебя все равно обвинят в скупости, поэтому, чтобы, распространить среди людей славу о своей щедрости, ты должен будешь изощряться в великолепных затеях, но, поступая таким образом, ты истощишь казну, после чего, не желая расставаться со славой щедрого правителя, вынужден будешь сверх меры обременить народ податями и прибегнуть к неблаговидным способам изыскания денег.

И после того как многих разоришь своей щедростью и немногих облагодетельствуешь, первое же затруднение обернется для тебя бедствием, первая же опасность — крушением. Но если ты вовремя одумаешься и захочешь поправить дело, тебя тотчас же обвинят в скупости. Итак, раз государь не может без ущерба для себя проявлять щедрость так, чтобы ее признали, то не будет ли для него благоразумнее примириться со славой скупого правителя?

Ибо со временем, когда люди увидят, что благодаря бережливости он удовлетворяется своими доходами и ведет военные кампании, не обременяя народ дополнительными налогами, за ним утвердится слава щедрого правителя. И он действительно окажется щедрым по отношению ко всем тем, кого мог бы обогатить, а таких единицы. В наши дни лишь те совершили великие дела, кто прослыл скупым, остальные сошли неприметно. Папа Юлий желал слыть щедрым лишь до тех пор, пока не достиг папской власти, после чего, готовясь к войне, думать забыл о щедрости.

Нынешний король Франции провел несколько войн без введения чрезвычайных налогов только потому, что, предвидя дополнительные расходы, проявлял упорную бережливость. Нынешний король Испании не предпринял бы и не выиграл стольких кампаний, если бы дорожил славой щедрого государя. Итак, ради того, чтобы не обирать подданных, иметь средства для обороны, не обеднеть, не вызвать презрения и не стать по неволе алчным, государь должен пренебречь славой скупого правителя, ибо скупость — это один из тех пороков, которые позволяют ему править.

Если мне скажут, что Цезарь проложил себе путь щедростью и что многие другие, благодаря тому, что были и слыли щедрыми, достигали самых высоких степеней, я отвечу: В первом случае щедрость вредна, во втором — необходима.

Никколо Макиавелли - Государь [ Философия, политология. Владимир Маслаков ]

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно доступна! Узнай как полностью избавиться от страха, нажми тут!